Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:07 

Наброски, до лучших времен

Кован
А смысл?
Косой, судорожно щупал фляжку самогона, заныченную во внутреннем кармане. Усугубить он любил. Но на деле строго держался старого зарока. "Ни-ни"! Таскал посуду по старой памяти, на самый черный час. А еще был он весьма брезглив. Что, для людей его профессионально круга, было нехарактерно в связи в некоей специфичностью выполняемых заказов. Впрочем, за полтора десятка лет Косой научился работать без грязи и со временем приобрел репутацию товарища, способного любой вопрос уладить деликатно. Умел он именно договорится с клиентом, без тяжкого вреда для здоровья оного. Испорченные напрочь портки, да легкое заикание, сходящее денька через три, это право же такие мелочи по сравнению, к примеру, с вывернутыми наизнанку суствами.
То, что происходило в подвальчике сейчас, вызывало у Косого острое желание залиться по самые брови, прямо здесь, "на деле", что бы хоть как то успокоить расшалившиеся нервы.

Заказ то богатый был. И несложный на первый взгляд. Таких делано было уж и не счесть сколько. Взять мастера одного за хобот, да пораспрашивать. А вот пошло все на перекосяк почти сразу. Мастер оказался тем еще бычарой. Даром, что хромой и с тростью ходит. От первого шара с сонными спорами увернулся. Да трех дуболомов, что Косой с собой взял положил в минуту. Благо, что вторым шаром удалось, изловчившись, прямо в лицо этому шустрику попасть.
И в подвальчике заповедном, повязанный накрепко, вел себя весьма достойно. Истерик не закатывал, угрожать не пытался. Говорил спокойно, но совершенно не поделу. И смотрел с сочуствием, словно на убогих калек, решивших с дубьем сходить в казармы городской стражи на погром. Но Косой и не таких обламывал. Разговорил бы как милого. Только времени ему никто на это не дал.

Сами заказчики появились буквально через полчаса. Мужик лет сорока, с грубоватым,"рубленным" лицом. Но чувствовалась в нем порода. Осанка, жесты, интонации. Военная косточка, и сам не из простых, точно. И с ним, кто-то кутающийся в серый, просторный балахон. Правда Косого с панталыку сбить нелегко. Глаз наметаный. Тонкую, девичью фигурку, он и в бесформенных тряпках опознал без труда. Девица, прямым ходом к мастеру направилась. Подошла вплотную и из под капюшона вперилась, глаза в глаза. Вот тут то и зашевелились волосы на затылке. Потому как мастер внезапно пошел красными пятнами и рваться начал из пут как сумашедший. Мышцы вздулись так, что веревки затрещали. Бился как при падучей. Кресло, накрепко к полу приверченное оторвал. С ним вместе назад завалился и давай башкой об пол гвоздить, да в кровь. А глаз от лица под капюшоном оторвать не может. И все, что от него хотели выложил, рыдая да сопли распустив словно блаженный дурачок.
Тут то и стало Косому противно до невозможности. Потому как крепкий телом и разумом мужик за пару минут превратился в обгадившуюся, трясущуюся животинку под взглядом соплюшки какой то.


====================================
Он проснулся. Тонкие иголочки страха вспарывают желудок. Во рту, кисловатый, медный привкус. Не шевелясь, не открывая глаз человек прислушался. Тишина. Вкрадчивая тишина предзнаменования. Блеснули из под приподнятых на волос век глаза. Пробежали по комнате. Шкаф, входная дверь, задняя дверь. Пусто. И резко, от колен до лба, в холодный пот! БЕГИ! Быстро! Лизнуть палец. Почесать татуировку котенка на предплечье. Ушастый словотворец, видимо обладал спецефичным, понятным лишь ему, чувство юмора. Татуировка зевнула, потянулась и вонзила нарисованные когти в руку расцарапывая ее до настоящей крови.
Входная дверь вздрагивает и хрустя выдраемым запором вываливается в коридор. Бледный свет колокольчиков, вьющихся по углам усиливается, заполняя комнату ярким, лунно-белым светом, выхватывает стоящих в коридоре. Маленькая, худенькая женщина лет сорока в поношенном, простеньком платье. И еще кто то массивный, чуть в стороне, комкающий в руках остатки двери. Человек скатывается с постели, оружие выдранное из под подушки щелчком выбрасывает в ночную гостью капсулу толстого и хрупкого стекла. В то же мгновение женщина опадает на пол переливчатым зеленоватым мерцанием, еще миг и мерцание гаснет оставляя на своем месте огромную змею. Но человек уже этого не видит, его мало интересует результат стрельбы, подцепив левой рукой массивную кровать он рывком отправляет ее в короткий полет ко входу в комнату а сам ныряет в противоположную дверь. Крохотная душевая, справа еще дверь, а за ней длинный захламленный коридор.

Капсула разбрызгивается о стену. Шипит воздух, оседая на пол белесым инеем. Шипит сквозь зубы громила, отчаянным прыжком выбрасывая себя из промороженной насквозь части кордора. Шипит змея, придавленная упавшей кроватью. Свивается кольцами, рывком сбрасывая с себя груз. Головой, как тараном пробивает дверь в душевую и длинное тело стремительно исчезает в проломе.

Человек бежит по коридорам. Этот дом – вовсе не крепость. Этот дом – нагромождение, дом – термитник, но именно это его спасет. Укроет в переплетающихся коридорчиках, откроет выход там, где его не ждут. Коридоры петляют и перекрещиваются. Налево, направо. Выбросить вверх руку, в надежде зацепить протянутую под потолком веревку. Не им протянутую, но сейчас это не важно. Грохот обвалившейся за спиной мебели, коробок, ящиков забитых хламом. Кто то приготовил себе страховку именно на такой случай. Еще налево. Сбивая в кровь пальцы, зацепиться за угол, ввинчиваясь в нужный поворот. Мозг не успевает направлять ставшее слишком быстрым тело. Запаздывают рефлексы. Дверь. Еще крохотная душевая. Окно с выломанной рамой. Человек вываливается на улицу. Замирает, оглядываясь, гиганскими прыжками несется к темному проулку. С кыши, ему на спину падает размытый силуэт. Промахивается. Слишком быстр беглец. И несколько шагов отделят его от лабиринта дворов, где так легко затеряться. Спина нападавшего вспухает горбом. Тысячи тонких нитей разрывают одежду, разбрызгива вокруг кровь и ошметки кожи. Выстреливают вверх сливаясь в несколько плотных жгутов и изогнувшись как атакующие кобры, бьют в спину бегущему.

Из окна выпадает змея. В полете, перетекая в человеческий облик. Чуть в стороне слетела с петель дверь, выпуская на улицу громилу необьятных размеров.
- Ирк`И! Ты взял его?
Существо, утроившее засаду на крыше, струдом поднялось с брусчатки. Человеческая плоть сползает с него, отваливаясь крупными кусками мяса. Открылась плоская голова насекомого, сухое и нескладное, как у палочника тело, закованное в мелкие чешуйки хитина. Нити, свернувшись тончайшими спиралями легли "гривой" от головы до самой земли.
- Шшшушшшхрый!!! Шшшнхеее ушшшпел... - промолчав несколько секунд, инсект заговорил более внятно. - Я перебил ему спинной мозг. Сделаю новую маску, а в процессе выясню, кто он.
- Тогда не медли. - отозвалась женщина.
Иск`кхан подхватил тело передними конечностями. Нити, стремительно распрямляясь, раванулись вверх. Вздергивая инсекта в воздух, словно марионетку. Развернулись над крышами домов в два "крыла". Высверкнули голубые змейки разрядов и фигура Ирк`И "размазалась" в воздухе в призрачный силуэт, исчезая на фоне ночного неба.
--------------
- Почему мы наняли посторонних? Почему разделили груз?
- Нас не выпустят. То, что это дорога в один конец, было понятно с самого начала.
- Но... но ведь все тихо. За нами не следят. Сигнальный вектор молчит. Внимание к нам не обозначается, даже точечно.
- Это ничего не значит. О нас знают. И уйти не дадут. Все, что мы можем сделать, отвлечь их от курьеров. Если выберется хотя бы один, задание будет выполнено.
-------------

Огонь в огромном камине щелкает угольные брикеты, неторопливо, со смаком, словно сладкие орешки. Сплевывет изредка шелуху багряных искр. Множество старомодных свечей в простых, многорогих канделябрах. Освещая, скрадывают истинные размеры помещения, бросая по углам неверные тени. "Мягкая комната". Толстый ковер на полу. Ковры на стенах. Огромный, круглый стол по центру, в окружении массивных кресел. Плывут отражения свечей в полированной глубине благородного дерева. Тепло. Покой. И длинный, металлический стол тянушийся вдоль стены, противоположной камину. Толстая сталь столешницы, местами поцарапана, местами прогрута внутрь, словно по ней гвоздили кузнечным молотом, местами в язвах кислотных подпалин. Освещенный яркими, фазовыми лампами он напрочь разбивает весь уют.

За металлическим монстром суетится крохотный человечек в грубом кожаном фартуке на голое тело. Сам он - скелетик, на котором кожа висит неопрятными складками, словно мешковатая одежда, наброшенная на слишком маленькую вешалку.
Еще четверо расположились у камина. Худощавая, пожилая женщина, с коротеньким ежиком седых волос молча любуется пламенем сквозь вино в высоком бокале. Высокий, молодой человек, убитый в термитнике, беспрестанно ерзает во втором кресле. Сжимает пальцы рук, вращает кистями, разминает плечи, крутит шеей. Агент роя надел новую маску и теперь занимался синаптической подгонкой. В весьма неудачное время.
- Ирк`И! Можешь не мельтешить? - шипит третий участник "круглого стола". Звероподобный громила, с трудом поместившийся в просторном кресле. Бритый череп, и низкий лоб с могучими надбровными дугами, нижняя челюсть занимает три пятых от размера всей головы. Ни малейшей искры интеллекта в маленьких, свинячьих глазках.
- Нет.
Иск`кхан умудрился даже столько корокое слово просвистеть, прошипеть, прохрипеть одновременно, в модуляциях немыслимых для человеческого горла в принципе.

- Мне, право же, неприятно это говорить. Но. Я. Вами. Крайне. Недоволен.
Тишина, накрыла комнату. Тишина столь густая, что ее можно было бы порезать ножом на порции и разложить по тарелкам. Все повернулись к четвертому, находящемуся за столом. Закаменели пытаясь в сидячем положении принять постойку "смирно".
Невысокий, сухонький старик. С лицом, мыши. Очень дряхлой мыши с обвисшими щеками, множеством пигментных пятен на коже. Жиденькими, в четыре волосинки, отбеленными временем до прозрачности усами. Сидящий на самом краешке кресла, вцепившийся тонкими, как лапки птицы, дрожащими, пальчиками в массивный набалдашник трости. Он мог бы вызвать сочуствие. Если бы не вызывал страх. Советник предвечного, одна из его теней, куратор внутренних вопросов. Знающие, дрожали от осознания силы, стоящей за этим тщедушным человечком. Незнающие, цепенели под взлядом мутного хрусталя его глаз.
- Господа, вы можете мне сейчас, внятно объяснить. Чем занимаются ваши агенты? Ваши аналитики? И лично вы сами?
Слова сухо щелкают, словно галька о каменную стену.
- Почему первые бестолково шатаются, вторые сладко спят, а вы срываетесь лично ловить курьера. Словно стая лопоухих щенков за кошкой?
Щелкают камешки-слова. С равными паузами, на одной интонации. Ледяные камешки падают куда то в желудок. Сейчас они переполнят его и тебя вывернет наизнанку.
- И конечно, кошку наши резвые щенки упустили. Ирк`И. Я бесконечно рад видеть вас счастливым обладетелем новой игрушки. Надеюсь, Вы хотя бы провели сканирование?
- Да, разумеется - вскинулся иск`кхан. Закаменевший, до этого, как и остальные. Страх, в человеческом понятии, был неведом агенту роя, но разнос куратора своей энергетикой ломал и биохимию, и безусловные рефлексы инсекта.
- Курьера наняли наши подопечные. Он должен был вынести груз из города. Мы уже просвечиваем цепочку посредников.
Женщина, тихо выдохнув сквозь зубы, с трудом разжала пальцы стиснувшие бокал.
- Значит все таки им нужен был мастер - Старик пожевал губами, - А если нет? Если нас пытаются отвлечь сторонней суетой? Вы выяснили, наконец, кто они? Откуда?
- Они не из роя, теперь, имея память маски я могу это утверждать,- подал голос Ирк`И
Завозился в своем кресле громила.
- Нет. Вы разрешили только косвенное наблюдение. И ни разу не удалось "провести" их. Агенты "соскальзывают" со следа. Я пытался пройти сам. По трем точкам. "След","запах","память". Вышел на городскую свалку. Следы там теряются. Про запах промолчу. Памяти, в месте где все разлагается, тоже не сохраняется. Привлекал инт-эмпата со стороны. Скинул ей узловую точку от которой шел сам. Двигался вместе с ней, в фоне. И самое интересное, след шел в другом направлении и вывел нас к заведению папан Джаббы.
-Ммммм!- подала голос женщина- это тот бордель, где нанимают с контрактом на смерть?
- Именно. Небезызвестный нам некромант, нагревший этой лицензий муниципалитет. Эмпат отключилась за пару домов до заведения, эм-фон там..., спецефический.
При упоминании папан Джаббы, мужичек работавший у металлического стола громко сглотнул, привлекая к себе всеобщее внимание.
- Вы уже можете нам что то рассказать, мастер? - нейтральным голосом поинтересовался куратор.
Мастер мелко и часто закивал.

- Восхитительно. Никогда не думал, что увижу вещь, которая не может существовать. В принципе. Все поразительно просто, но боюсь представить, сколько было потрачено сил, что бы добиться этой простоты. Сразу скажу, работа кустарная. Ни на одной из деталей нет клейма мастера или цеха. Но сделано все очень..., очень...с любовью. Да, с любовью. Это какой то вариант пружинного... ммм... арбалета. Не совсем точно, но я не могу найти близких аналогов. Цельнолитая трубка из черной, ювелирной бронзы как направляющая. Явно работа наг. Слишком легкая для своего размера. Идеальная полировка "под бархат". Очень похоже на семью из клана Ирчего. Клейма, как я говорил, нет. Но весьма характерная обработка. Видимо делал молодой мастер из вторичной ветви. Казенная часть в цельном кожухе из того же материала. Разбита на две части. В первой зарядная камера и две системы ...хм.. шторок сверху и снизу. Видимо механизмы зарядки. Во второй - вот это!
Мастер, благоговейго, словно святую реликвию, вытянул на раскрытой ладоне тугую пружинку. Помолчал торжественно, как актер в ожидании бури оваций. Однако был награжден тремя недоуменными взглядами и одним спокойно-выжидательным, от куратора.
- Это обработанный магией металл. При воздействии импульса определенной частоты, пружина мгновенно разжимается с огромной силой. А затем самостоятельно начинает сжиматься, пока не возвращается в работее положение.
- То есть, энергия нужна не для того, что бы зарядить оружие, а наоборот, для выстрела? - уточнила женщина.
- Да,да,да!! - мастер расплылся в улыбке. - Причем, буквально крохи. Вот здесь, держатель для эрг-кристалла. Но самое поразительно даже не это. Пружина стальная!!!
Вот теперь мастер мог быть доволен произведенным эффектом. Он смог выбить из присутсвующих эмоции полной ошарашенности во всем спектре. Вплоть до отвисшей челюсти.
- Это безусловно сплав, на стали в нем не менее трех четвертей.
- Но это невозможно! Сталь нельзя заговрить! Железо и магия абсолютно несовместимы. Это закон природы! - не выдержал иск`кхан.
- Я работаю с металлами дольше, чем вы живете, уважаемый. - чопорно произнес мастер. - А насчет невозможного. Секунду. Позвольте вам показать.
Он сноровисто собрал детали в единое целое. С кряхтением приподнял секцию стола, оказавшейся на деле крышкой вместительного ящика, прислонил ее к стене.
- Столешница имеет толщину пять миллиметров. Имперский, прокатный цех. Одна из лучших марок, в своем роде.
Голос мастера неожиданно стал сухим.
- Образец имеет два зарядных устройтва. Как вы помните, к означенному устройству прилагалось два типа зарядов. Стальные дроты и стеклянные ампулы с алхимическим содержимым, ими сейчас занимаются в лаборатории. Снизу наличествуют крепления для короба емкостю в четыре дрота. Сверху, для разовой зарядки. Видимо, для капсул. Посмотрите. Общая длинна оружия тридцать сантиметров. Вес семьсот грамм в снаряженном состоянии. Треть веса - короб с дротами. Направляющая трубка, казенная часть, рукоять. Удобно держать и использовать одной рукой. Вот так пристегивается короб со снарядами. Сюда крепится эрг-кристалл. Это - спуск. Все. Оружие готово. Интервал перезарядки две и тридцать весемь сотых секунды. Не эталон скорострельности. Но, по компактности и весу лучшее, что существует на данный момент.
Мастер отошел на несколько шагов от стола и четыре раза выстрелил в поднятую секцию столешницы. Меллические стрелки пробили сталь и камень намертво пригвоздив крышку к стене.
- Полюбуйтесь на сотворение невозможного, господа. - Голос мастера был полон ехидства. - Думаю, кирасу стражника прошьет навылет. Тяжелые штурмовые лыты, тоже. В худшем случае, дрот застрянет в спинной пластине. Эта игрушка - сплошное откровение. Технолигии используемые в ней заставят серьезно пересмотреть фундаментальные законы механики и магии. Зачарованная сталь, самое яркое, но не единственное чудо.
- Достаточно, мастер. Подал голос куратор. Можете использовать любые ресурсы, но через две недели я хочу иметь на руках полную техническую документацию. Самую полную. С алхимическим анализом, с картой силовых и информационных узлов заклинаний. Ваши полномочия овормят через час, получите у секретаря. Мастер коротко поклонился и направился к выходу. У самой двери он обернулся.
- Не знаю, насолько это важно. Но, хоть образец работает и выше всяких похвал. Стоит обратить внимание на то, что он не закончен. По направляющей идут кольцевые проточки и энерговоды. Возможно для системы стабилизации, прицеливания или разгонные кольца для увеличения мощности. Есть и другие незавершенности. - помолчал пару мгновений, прикидывая что то и вышел.

- А вы, господа, за эти же две недели, найдете где и кем изготовлена и заговорена каждая деталь этого оружия. Приоритетное напревление - новый сплав. Так же проверьте мастреров-алхимиков, словотворцев, кузнецов и ювелиров погибших или пропавших за последние полгода. Постарайтесь узнать чем они занимались перед смертью или исчезновением. Насчет наших подопечных. Если они появились перехватить чей то заказ, то водить их больше нет смысла. Отпускать тоже не целесообразно. Готовте захват на вечер. Какой кошмар, у вас под носом творится черте что, а никто даже не чешется. Кстати, надо присмотреться к ребятам из криминальной стражи которые достаточно внимательны, что бы вычислить курьера. И благоразумны, что бы не лезть брать его самостоятельно. В отличие от некоторых. Все свободны.

URL
Комментарии
2008-08-12 в 21:15 

Совесть штука серьезная.
Это по миру, что вы с Вовкой придумывали?
Забавно, хотелось бы идею полностью услышать.

   

Зеркала

главная